19:08 

Рассвет, краткий пересказ-4

azura83
Свет мой, зеркальце, заткнись....
Краткий пересказ "Рассвета"
Спойлеры, возможно мат.
Часть первая
Часть вторая
Часть третья
IV. «СИЛА» («ПОХОТЬ»)
Глава 1.
400 год К. С. 3 й день Осенних Волн
Гайифа. Мирикия, Белая усадьба
Капрас просыпается, видит икону симпатичного улыбающегося святого и молится, чтобы Гирени благополучно родила. Является Агас, вернувшийся из Мирикии. Подумаешь, нет губернатора, зато и оставшиеся чиновники, и владельцы литейного двора очень очень ждут господина маршала… вместе с его эскортом. Пока Агас рассуждает о пропавших губернаторах, Капрас вынашивает злодейские планы отправить его выбирать кружева для Гирени.
Появляется гонец: вернулся разъезд из Белой Усадьбы, нашли следы повозок на дороге, ведущей к усадьбе. Капрас велит выступать после завтрака и не забыть предупредить легата: Сфагнас уже дважды ломился в пустой дом, а из третьего его вышвырнули. Если опять выйдет накладка, прибожественный уверится либо в заговоре, либо в том, что север плевать хотел и на него, и на Сервиллия.
Еще Капрас говорит Агасу, что не уедет из провинции, пока не найдутся губернаторы, и велит ему готовиться ехать к Баате с письмом от Гирени.

Дорога в Белую Усадьбу ведет среди заброшенных сливовых садов. Неубранную падалицу клюют дрозды и пьянеют от забродивших плодов. Неприятное зрелище. Капрас предается грустным мыслям. Пьяные птицы были всюду. Они пытались взлетать, лезли под копыта, орали… Похоже, откочевывавшая на зимовку стая заночевала в здешних садах и уже никуда не полетела. Полетит ли завтра? Или так и будет клевать отраву и бестолково копошиться на земле до холодов, когда взлетать станет поздно?

Наконец, сады остаются за спиной, сидящая на дереве ворона трезва, как стеклышко, а за холмом отчетливо виден дым пожара. возвращаются разведчики, сообщают, что в усадьбе была стрельба.
К усадьбе подъезжают, ожидая нападения. Ворота открываются и выходит теньент с молниями на кокарде. Он представляется носителем первой молнии северной гвардии Анастасом. В усадьбе Сервиллионик и с разбойниками он уже разобрался. Ну, вот и встретились.
Анастас провожает Капраса через парк к Сервиллионику, Капрас расспрашивает его о произошедшем. Застать разбойников врасплох не удалось, был бой, есть потери. Часть разбойников засела а амбаре; солдаты прибожественного заперли дверь и подпалили крышу. Какая-то женщина пыталась выпустить разбойников, ее убили, труп так и лежит поодаль. Поместье разгромлено и завалено трупами: не только разбойников, но и женщин , и детей.
– Господин маршал, – тихо спросил Фурис, – вы помните аббатство в моей Кирке?
Капрас помнил. Там орудовали мятежники, здесь – сперва разбойники, затем императорский легат, но разницы не было. Маршал Капрас ее, во всяком случае, не заметил.

Глава 2.

400 год К. С. 3–4 й дни Осенних Волн
Гайифа. Мирикия, Белая усадьба
Капрас видит посаженных на кол разбойников. Его самого это зрелище особенно не смущает, Анастас испытывает странное возбуждение, Фурис сетует, что казнь проведена не по закону. Где приговор и копии с него? У меня нет уверенности, что известны хотя бы имена казнимых, а как и с кого в подобном случае требовать возмещения причиненного преступниками ущерба?
Появляется наконец Лидас Сервиллионик. Это молодой человек с длинными, по гвардейской моде, волосами и подведенными глазами. С Капрасом он ведет себя дружелюбно. Капрас рассказывает о произошедшем с губернаторами. Лидас признается, что сперва злился на Капраса за то, что тот застрял на границе, и даже сочинил обличительную речь. Однако оценив ситуацию на месте, признал свою ошибку. Конные банды режутся с пришедшими из за реки бакранами, все всех грабят, даже солдат не боятся, а превосходительные как провалились… Пришлось застрять в Мирикии и, в отсутствие местных болванов, наводить порядок.
Но силами легата порядок не навести, он и так потерял треть людей в схватке с бандой. Лидас согласен, что Капрасу следует остаться в Мирикии как минимум до Излома. Он предлагает прямо сейчас отправиться в Мирикию. Капрас предпочитает задержаться в усадьбе. Часть разбойников могла находиться за пределами усадьбы, в таком случае они вернутся, а значит, их нужно встретить. Мои драгуны с этим справятся лучше ваших добровольцев, к тому же при мне больше людей, и они не измотаны схваткой. Кроме того, придется осмотреть поместье, составить и засвидетельствовать акт о состоянии, в котором оно находится, провести хотя бы предварительную опись имущества и обеспечить его охрану. Ну и оставлять покойников воронам неразумно. Еще достаточно тепло, и может вспыхнуть зараза, а пустая усадьба притянет к себе другие шайки и мародеров из местных.
Попутно выяснятся, что обитателей усадьбы резали не только бандиты - легат приказал казнить пособников. А как прикажете называть тех, кто обихаживал этих живодеров? Ну ничего, теперь все, слышите – все! – поймут, как нельзя поступать. Приютили, понимаете ли, мразь всякую, кормили, поили… Любили, между прочим! На возражения, что у людей, возможно, не было выбора, легат толкает речь о служении Божественному Сервиллию и выглядит при этом, между нами говоря, полнейшим фанатиком.

Капрас располагается в нетронутом бандитами и солдатами домике управляющего. В заоконном ящике нашлось недавно приготовленное жаркое, к трапезе явилась толстая полосатая кошка.
– Иногда мне кажется, – признался Капрас, – что я только лишь еду в Фельп. Заночевал на постоялом дворе, переел на ночь и вижу кошмар… Кругом творится то, чего просто не может быть, и добро б оно было просто страшным или опасным, как те же мориски… Оно же еще и нелепо! Дурацкие колючие корабли, козлиные всадники, орущие казароны, хвосты из молний…
– Однажды я уснул в жаркий полдень. – Фурис упорно пытался донести вилку до рта через топчущуюся по его коленям полосатку. – Рядом на столе лежал вскрытый гранат, который привлек пчелу

С содержанием сна можно ознакомиться , а Фуриса прерывают - в усадьбу пришел молодой человек с собакой, назвавшийся сыном управляющего. Парня зовут Пагос Тагарис, он уехал с поручением позавчера утром, но вернулся, почувствовав тревогу. О разбойниках он впервые слышит от Капраса.
– Белую Усадьбу захватили разбойники. Сегодня их уничтожили, но ты первый из ее обитателей, которого мы видим живым, – объяснил Капрас и малодушно добавил: – Конечно, кто то ушел Мирикийским трактом.
Пагас описывает хозяина усадьбы и его дочерей, среди покойников похожих не было, Капрас предполагает, что граф с семьей успел покинуть усадьбу. Он отправляет парня на поиски родных, возможно, его собака кого-то найдет. Собака находит - убитая женщина у амбара оказывается матерью Пагаса.

Среди ночи Капраса будит адъютант. У амбара призрак женщины вновь и вновь пытается открыть дверь. Капрас приказывает драгунам помочь ей. Дверь открывают, призрак бежит внутрь и бьется в дальнюю стену. Капрас приказывает ломать. Это еще предстояло сделать, но маршал уже знал, что там найдут. Вдовый граф, две белокурые девочки и сестра Пагоса Белую Усадьбу так и не покинули.

Глава 3.

400 год К. С. 4 й день Осенних Волн
Талиг. Акона
Как мы помним, никто, кроме Мэллит готовить не умеет. Особенно добрая Бренда, которая заправляет кухней в доме девиц в Аконе. Так что все на Мэллит, и вот сейчас она готовит хитровымудренный соус для "мяса юной свиньи". А что Герарду придется лишний час ждать ужина - ерунда, зато вкусно. И вообще, неплохо бы ему задержаться на службе. Дверной молоток, однако, стучит раньше срока. Селина идет отрывать. Но это не Герард - в дом врываются бандиты. Селина и Бренда закрываются в погребе, а Мэллит удается проскочить наверх, выбирается через окно и бежит за помощью.

А между тем Арно в сопровождении Герарда идет лично отдавать Селине письмо от матери. На них и вылетает босая и растрепанная Мэллит. Выяснив, что случилось, Арно велит ей бежать в трактир "Хромой полковник" - там всегда сидят бергеры, позвать на помощь, а самой ждать в трактире. Парни бегут изображать из себя спецназ.

Мэллит никак не может найти трактир. Она налетает на мужчину, который и оказывается хромым полковником. Он успокаивает девушку и провожает ее про назначению.– Господа, – зычно кричит хромой полковник, – господа бергеры! Вы срочно нужны даме!
Обернулись. Как их трудно различать. Если б здесь был хоть кто то из Озерного замка, но они везут мертвого Курта.
– Я баронесса Вейзель, – твердо произносит Мэллит, найдя взглядом самого крепкого. – Я живу с подругой в доме полковника Шерце. К нам ворвались разбойники… Там дерутся!


Арно и Герард проникли в дом и вполне профессионально расправляются с превосходящими силами противника - вот что значит хорошие мальчики, которые любят Алву и слушаются автора. Арно даже успевает полюбезничать с Селиной через дверь погреба. Прибегают присланные Мэллит бергеры, но им врагов практически не остается. Воистину, доверьтесь теньентам. Они всесильны.

Глава 4.
400 год К. С. 4 й день Осенних Волн
Талиг. Акона
Штирлиц склонился над картой - его неудержимо рвало на Родину ... извините.
Ли изучает карту Талига, а конкретно юго-запад (знать бы еще, что там...)
Появляется Эмиль, братья вяло спорят о том, где следует находиться Арлетте, в процессе Эмиля называют жабой, а в Лионеля летит ботфорт.
– Если потребуется. Эмиль, ты все же маршал, а не жаба, попробуй подумать – у тебя получится.
– Жаба?
– Они видят только то, что двигается. Но когда уже двинулось, бывает поздно.
– Я не жаба, – заверил Эмиль, отступая к двери, – я болван. Бесчувственный. Тебе на голову в самом деле рухнуло что то тяжеленькое, а я даже не чихнул. Ну что может там двинуться? Ардора на нас нападет? Или сразу Кэналлоа?
– Бре ке кекс, коакс, коакс!

Ботфорт ловит и аккуратно ставит на место Райнштайнер, который явился сообщить пренеприятнейшее известие: на девицу Арамона совершено покушение.
Подлинной целью преступников был ты, Лионель. Не имея возможности до тебя добраться, злоумышленники вознамерились похитить и жестоко убить девушку, которую полагали твоей возлюбленной. Завтра тебе предстояло получить ее голову в корзине бессмертников. Убиты домоправитель с женой, юная служанка и солдат, который, останься он жив, получил бы взыскание за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. К счастью, намеченная жертва и кухарка догадались запереться в погребе, а молодая баронесса Вейзель сумела выбраться из дома и привести помощь. Тем не менее, не встреться ей по пути ваш брат и рэй Кальперадо, разбойники успели бы осуществить свой замысел.
Заказчика Райштайнер уже знает, но предлагает угадать. Братья в затруднении.

***
Капитам Уилер в компании Арно меж тем идет по горячим следам. Оставшиеся в живых разбойники указали на вдову органиста - благочестивую даму, не гнушающуюся, однако, укрывать краденое и водить дружбу с аконским отребьем. Припертая к стенке вдова называет заказчика: «Гизелла… Дочка хромого Вернера».

***
– Господа, – спросил Райнштайнер, – помните не столь давний случай, который нам показался забавным? «Фульгаты» задержали девицу в маске, влюбленную в разбойника.
И вот так не смешно все в итоге получилось. Девица - дочь полковника фок Дахе, и теперь Райнштайнеру предстоит решить, что делать с ней и со вдовой, ведь женщин по закону не казнят. Казнь пойманных разбойников при сохранении жизни нанимателя произведет неприятное впечатление на горожан, помиловать всех тем более невозможно. Боюсь, мне придется передать решение Проэмперадору.
Но Лионель в свое время внимательно читал Кодекс Франциска и даже консультировался с мэтром Инголсом, пытаясь понять, почему же Борн так тщательно защищал жену. Так вот, слова «не подлежат смертной казни» там отсутствуют. Женщин, независимо от их происхождения, в Талиге не вешают, не колесуют, не казнят мечом, топором и дубиной, не подвергают утоплению и удушению, не сжигают, не забивают камнями, не хоронят и не варят заживо, не разрывают при помощи тяглового скота, не расстреливают из луков и арбалетов, не сажают на кол, не сбрасывают со стен и обрывов, ну и так далее. А про мушкеты в Кодексе ничего не сказано, так как мушкетов еще не было. Так что мужчин повесить, женщин расстрелять, все по закону.
Ойген аккуратно намекает, что казнь могут счесть личной местью Лионеля (слухи-то про него и девицу Арамона ходят). Но Ли незыблем: Любые попытки нанести серьезный вред родным и близким тех, кто находится на службе Талига и исполняет приказы регента и проэмперадоров, должны караться смертью. Любые, Ойген, причем немедленно.
Эмилю девочку жалко, но кто его будет слушать...
Глава 5.
400 год К. С. 4 й день Осенних Волн
Талиг. Акона
Эмиль ушел, Райнштайнер по велению Лионеля раздумывает о юго-западе, а сам Лионель сидит с ногами на диване, смотрит в окно, и разве что шадди с ванилью не пьет, а, напротив, думает о судьбах Родины, то есть о дриксах.
Райнштайнер между тем додумался:
– Лионель, – торжественно произнес Райнштайнер, – твое предположение слишком похоже на истину, чтобы от него отмахнуться. Если колодец переполнен, вода польется там, где край ниже всего. Данарии не могут не попытаться захватить юго запад, но эти провинции в свое время противились Алисе, а позднее не порождали неприятностей; к тому же Кольцо Эрнани укреплено за счет армии маршала Эмиля и кэналлийцев. Несомненно, шайки мародеров будут просачиваться сквозь кордоны, и мы должны указать на это губернатору, однако благополучие и привычка удержат местных жителей от поисков удачи на дорогах.
Лионель предполагает, что Олларии нужен враг, как мориски у гайифского Сервиллия или варитская идея у Марге, чтобы "хвост не сожрал голову".
Беседу прерывает Арно - он привел полковника фок Дахе и на повышенных тонах требует, чтобы Лионель его принял.
***
Флэшбек.
Прихватив вдову, Арно и Уиллер идут в дом Гизеллы. Там их встречает полковник фок Дахе, который приютил Мэллит. Бедный полковник еще не чувствует беды и даже присутствие вдовы его не настораживает. Он дает Мэллит накидку дочери и велит вечером промыть и перебинтовать разбитые ноги. Проводив девушку, полковник приглашает всех подняться в гостинную, но тут на лестнице появляется Гизелла. Она громко заявляет, что господа явились за ней.
***

Лионель соглашается принять полковника в присутствии Райнштайнера. Ойген сетует, что девицу фок Дахе напрасно отпустили без последствий, когда на явилась к Лионелю в первый раз. Должное внушение могло бы спасти жизни и убитым при нападении, и ей самой. Лионель не согласен: Если вино отравлено, его лучше выплеснуть, пока его кто-нибудь не выпил, а в этой бутылке яда на роту. Моральная аллергия, ага...
Входит полковник. Он спрашивает, что ждет его дочь и всю его семью. Лионель уверяет, что последствий для семьи не будет, кроме соседских пересудов, а вот Гизелла будет казнена и приговор обжалованию не подлежит. Он предлагает полковнику встречу с дочерью, но тот отказывается: все уже сказано.
***

Флэшбек.
Гизелла с готовность признается во всем. Она счастлива, что отомстила за любимого, и не боится умереть, потому что в Закате будет с ним. Известие, что Селина жива и здорова, заметно ранит ее, но она по-прежнему ведет себя храбро и дерзко. На отца она срывается самым безобразным образом: – Птиченька моя…
– Хватит! Хватит птиченек и пташек! Я тебе не воробей, и я не твоя… Старый башмак, как же я тебя ненавижу! Только поэтому ты и жив! И еще потому, что боишься не смерти. Вот это ты и получишь! «Честное имя», «честная бедность», «честная шпага»… «Мерзавец заслужил петлю»… А ты заслужил меня! Вот я тебя – нет, только меня никто не спросил! Я просто родилась в этом… сундуке с драными мундирами

Отказавшись надеть накидку - в Закате отогреюсь! - Гизелла торопит солдат: Да что ж вы стоите?! Идемте же наконец! Лучше четыре палача, чем это… гнездо с филином!

***
Полковник хочет присутствовать на казни, Лионель разрешает.
***
После ухода полковника, Лионель и Райнштайнер сходятся в том, что из полковника вполне можно делать гвозди и подковы, найти крепче будет трудно, цитату, полагаю, опознали все. А вот от Арно стоит ждать неприятностей. Так что очень кстати появился Придд - он человек здравомыслящий и наверняка вправит другу мозги.
Кстати о Придде - не плохо было бы назначить его военным губернатором в Марагоне, но у Ли другие планы: Придд будет искать клад Ферры. Ибо денег нет, а нужны. И кто, если не Придд, с этим справится.
Появляется Селина, и вот тут и происходит всему фандому известный разговор.
Итак, Мэллит когда-то полюбила нехорошего человека, и теперь ее тошнит от всех мужчин поголовно. А тут еще дундук Давенпорт рядом ошивается. А замуж-то выходить придется, потому что у маменьки Юлианы не забалуешь, и тогда ее будет тошнить от мужа... В общем, не мог бы Лионель достать свой целительный орган и сделать так, чтобы Мэллит больше не тошнило? Он ведь наверняка не дундук и умеет, не зря же к Марианне ходил.
С чувством выполненного долга Селина убегает, Лионель остается преклоняться перед девичьей дружбой и изобретательностью, читатель остается офигевать. Конец главы.


запись создана: 09.07.2017 в 15:55

@темы: ОЭ, Рассвет

URL
Комментарии
2017-07-09 в 21:40 

m_kor
Белая усадьба - жуткие главы. Вы герой, что читаете подряд да ещё и пересказ осиливаете.

2017-07-09 в 21:53 

azura83
Свет мой, зеркальце, заткнись....
m_kor, да уж... В четвертой части вообще много страшного.

URL
2017-09-18 в 00:44 

m_kor
Казнь пойманных разбойников при сохранении жизни нанимателя произведет неприятное впечатление на горожан, помиловать всех тем более невозможно.
Вот никогда не могла понять - если до этого 400 лет женщин не казнили и все знают, что по закону не положено, то казнь нанимательниц произведёт на граждан приятное впечатление? И раньше женщины никогда не нанимали убийц-мужчин и не попадались при этом, что ли? Как-то, наверное, проблемы особо впечатлительных граждан прежние власти решали.

   

А в нашем болоте..

главная