17:31 

Рассвет, краткий конспект

azura83
Свет мой, зеркальце, заткнись....
Ну что, шрифт на максимум и еще раз с восьмой цифры.
Спойлеры, возможно мат.
Часть первая.
I. «РЫЦАРЬ МЕЧЕЙ»

Глава 1.
Хексберг, 400 год К. С. 7-й день Летних Молний.
Хороший мальчик Руппи учит анатомию - рисует скелет, предается грустным мыслям о судьбах нации и ругает регента и Гудрун нехорошими словами - он не Ричард, ему за это ничего не будет. Дриксен в опасности, Кальдмеер в печали, а Хексберге дождь - в целом, все очень тоскливо. Гудрун, которая кошка, валяется на рисунке скелета и создает атмосферу.
Является шкипер Клюгкатер с новостью - Готфрид месяц как умер.
Кагета, Гурпо.
В Кагете все спокойно, Лисенок не нападает, делать Капрасу нечего, а из Паоны месяц не было вестей. Является гонец от губернатора Кипары (оказывается сыном сослуживца Капраса, хотя к чему нам эта информация? может, звоночек?)
Отзывают Капраса, в общем, обратно в Гайифу, собирать ополчение. Капрас ругает нехорошими словами Военную коллегию и некого Забардзакиса - он тоже не Ричард и ему тоже можно.
Хексберг.
Руппи идет с докладом к Кальдмееру. Долго собирается с духом под дверью, наконец входит. Докладывает о смерти Готфрида, о беспорядках в Ротфогеле, о том, что Фридрих пришел к власти. Происходит тяжелый разговор. Входит Вальдес, предлагает помянуть Готфрида. Кальдмеер не хочет, но когда Вальдеса это останавливало.
— Господин адмирал цур зее, — заверил Бешеный, подсаживаясь к столу, — я глубоко уважаю вашу контузию, но только не в данном случае. Монархов следует поминать. Тот, кто этого не делает, рискует в один премерзкий день проснуться в республике, и хорошо, если не дуксом
Гудрун, которая кошка, мечется между Вальдесом и Руппи.
Альмиранте ухватил Гудрун за шкирку и водрузил на здоровенный серый том.
— Покайся, тварь закатная, — велел он. — Или поспи. Пепе, ставь сюда и скажи внизу, что мы скоро будем.

Потом Олаф все-таки выставляет обоих из комнаты, Руппи с Вальдесом идут поминать в компании, потом вылезают на крышу и Руппи слышит кецхен. Что там было дальше, по тексту опущено, но
Утром Фельсенбург мог вспомнить немногое, но в том, что они с Бешеным собрались за Бирюзовые земли, лейтенант не сомневался.

Глава 2.
400 год К. С. 9— 14-й дни Летних Молний
Кагета, Гурпо.

Гирени ждет ребенка и счастлива. Капрас озадачен - вот только ребенка не хватало, когда Родина в опасности.
Является наконец курьер из Паоны. Дорогой Капрас! - пишет почему-то не Забардзакис, а один из его субстратегов - Мавры на берегу, в смысле, мориски наступают, так что бери всех и приходи нас спасать, а то пушной зверь песец придет за всеми нами. Хаммаила уведомишь письмом (ценным, с описью, первым классом). Капрас в гневе - сначала назвали посредственным военачальником, а теперь - иди спасай! А вот не пойду! Но Родина-то в опасности...
Карло обмакнул перо и угрюмо вывел:
«Ваше Высокопревосходительство, Ваш приказ мною получен. Приложу все усилия, дабы его исполнить, однако отдельные выдвинутые на север батальоны вернутся в Гурпо не раньше чем через неделю...»

Сагранна, Яги.
Матильда с Шеманталем охотятся на тергачей (по описанию - тетерева, по поведению - птицы додо и судьба их ждет аналогичная). Вяло вспоминает Анэсти, скучает по хряку...пардон, по мужу.
Кагета, Шаримло
Капрас является к Хаммаилу (говорили ж умные люди, письмом уведомить!). Ну, неудобно перед человеком... На сцене жена Хаммаила, тесть и его племянник ,жить им осталось до следующей главы. Об отходе гайифцев все, в общем-то, знают, но нервы потрепать - святое дело. Капрасу сперва давят на совесть, потом довольно вяло пытаются отравить. Поняв намек, Капрас прощается и убегает.

Глава 3.
400 год К. С. 14 — 23-й дни Летних Молний
Нижняя Кагета.

Капрас возвращается от Хаммаила. его запоздало трясет: чуть не отравили, сволочи! Не, валить отсюда, всем корпусом валить немедленно! Бляди, сэр Каракисы! - философски реагирует его спутник Агас. На обочине символично маячит часовня с тремя стервятниками на крыше.
Агас, оказывается, не просто так явился спасать Капраса, а привез к нему некого знатного казарона. Таковым оказывается Маргуп-ло-Прампуша из рода Прагутхуди, парламентер от Бааты. Лисенок назначает встречу.
Хексберг
Дождь наконец кончился. Альмейда вызывает Руппи для беседы.
Еще весной, узнав, что фрошер собрался говорить с наследником Фельсенбургов напрямую, минуя Олафа, означенный наследник не преминул бы взбрыкнуть, сейчас он почти обрадовался. Хватало и того, что Бешеный вместо лучшего адмирала кесарии пустил в дом какого-то монаха, причем далеко не «льва». Показать нынешнего Олафа еще и Альмейде было бы нестерпимо, но великан прислал за Рупертом. Руперт взял шляпу и пошел, не доложившись и не попрощавшись.
Руппи идет, по дороге размышляя, какая Фридрих сволочь. Зря хейтил. Альмейда сообщает о гибели Фридриха и Гудрун и отправляет Руппи в Придду.
Регенту Талига будет о чем вас расспросить, а дальше как карта ляжет. Возможно, вас попросят переговорить с фельдмаршалом лично. Мы заинтересованы в перемирии, но теперь оно понадобится и вам.
Кагета
Вообще-то Капрас продажных военных не любит, но...не мы такие, жизнь такая. Капрас встречается с Баатой у часовни святой Этери.
Так говорят клирики, но женщины уверены в другом. Тут ждала своего царя его синеглазая возлюбленная, а когда она ушла, памятью ее любви остались цветы. Истер разнес их семена по всей Кагете, но первые расцвели на этих берегах.
Баата не скрывает, что намерен убить Хаммаила и его семью. Он заинтересован в том, чтобы Капрас как можно скорее ушел из Кагеты и предлагает безопасную дорогу и фураж. Капрас не спешит соглашаться. Баата просит разыскать Гирени - его давно похищенную единокровную сестру.
Лисенок врал, он просто обязан был врать, но подобную ложь не разоблачить. Гирени из рабыни становится сестрой казара, ее не продадут, не убьют, не станут бить. Баата позаботится о любовнице маршала, если маршал уведет корпус домой, а дорога через Кипару и впрямь во всех отношениях лучше Уел, что тут скажешь...Ну, Капрас и так собирался валить.

Глава 4.
400 год К. С. 10— 12-й дни Осенних Скал
Талиг, Альт Вельдер
Ура, наконец-то знакомые лица
Мэллит радуется отъезду Давенпорта - больно унылый, тяжко с ним, следит за Ирэной, дает мастер-классы по приготовлению запеченной утки и болтает со слугами. Ей рассказывают, что Ирэна замуж как в Багерлее шла.Мэллит спрашивает о гибели хозяина и узнает про нижний пруд - дурное, по словам слуг место, где кроме Гирке утонула служанка Анни. Ходить туда ей не советуют.
Тарма
Арлетта развлекается, мысленно подбирая Луизе жениха. Бесполезно, впрочем -уж больно упорно вдовица именует Росио «герцогом Алва», это явно неспроста, особенно на фоне просто Манриков, просто Колиньяров и просто бедняги Фердинанда с просто регентом. Арлетту не проведешь!
Входит адъютант и зовет к регенту, где Арлетте представляют Руппи. Ничего себе, как на Рокэ похож! - думает Арлетта и на протяжении всей беседы гадает, не согрешила ли чья-то бабушка с водолазом. Но к делу: Арлетта расспрашивает Руппи о событиях в Эйнрехте - не было ли зеленого сияния, не являлись ли призрачные монахи и выходцы с невнятными угрозами. Ничего такого Руппи не видел, зато рассказывает городские легенды: о призраке парня, убившего себя под окнами знатной дамы и о Доброй Лорхен, которая преследует знатных дам.
Добрая Лорхен, — объяснял дриксенец, — ищет себе знатную подругу. Она бродит по городу, подслушивает под окнами и выискивает самую прекрасную девушку. Сама она решить не может и поэтому верит молве. Выбрав, Лорхен поселяется в доме своей избранницы и пытается с ней подружиться, только у нее не получается. Не встретив взаимности, призрак обижается и хочет отомстить, но может лишь бродить по комнатам в ожидании, когда ненавистная смертная состарится и утратит красоту. Тогда Лорхен ликует, чувствует себя отмщенной и тут же вновь отправляется на поиски.
...— Понимаете, сударыня, призрак никогда не выбирает простых девиц, только аристократок, а им приходится бывать при дворе. Вроде бы при жизни Лорхен хотела попасть в ратушу на ежегодный Рассветный бал, но ей не хватало знатности. Девушка принялась искать подругу, которая могла ее провести, и нашла, но та почему-то на бал не поехала. Лорхен обиделась и убила ее, за что и была казнена.

Последнюю Руппи видел лично, так она выбрала сперва его бабушку, потом тетку. Но Гудрун она не преследовала и, видимо, не при делах.
Итак, Арлетта не находит ничего общего между произошедшим в Олларии и Эйнрехте.
Беседу прерывает адъютант - Понси угрожает броситься с балкона, если его не отправят в действующую армию. Замерзнет - сам спустится - предрекает Арлетта. Да без проблем! - говорит Ноймаринен, и отправляет Понси к Лионелю вместе с Руппи.
Альт Вельдер
Мэллит решительно не нравятся хризантемы, принесенные Ирэной, да и сама Ирэна после разговоров со слугами ее порядком пугает. Оставлять Юлиану с ней наедине Мэллит не намерена, но Юлиана отсылает ее на кухню, учить "здешних бедолаг" готовить соус. Мэллит спускается на кухню, набирает там фруктов якобы для Юлианы, крадет хлебный нож - поддеть щеколду, а если понадобится, то и ударить - и просит открыть ей лестницу для слуг. Возвращается в покои Юлианы через дверцу для слуг и прячется под столом.
Юлиана активно учит Ирэну жизни: уезжай отсюда немедленно, выходи замуж и рожай деток! Ирэна вежливо огрызается: здесь мой дом и мои люди, никуда не уеду, замуж больше не желаю, не лезьте не в свое дело, баронесса - и уходит. Мэллит выбирается из-под стола и выкладывает Юлиане все свои подозрения. Юлиана только смеется.
Глава 5.
400 год К. С. 13-й день Осенних Скал
Сагранна, Бакрия.
Матильда и Бонифаций ужинают с Дьегарроном. Последний рассказыват им, а также читателям, новости из Кагеты. Корпус Капраса выдвинулся обратно в Гайифу и сейчас уже должен переходить границу. Хаммаил послал почти все свои войска на перехват, сам же остался в своей резиденции. (Матильда печально думает, что Альдо поступил бы так же, только бы еще сонным камнем сбежавшего полководца угостил. Обижаете, Ваше Высочество, и Хаммаил пытался). Баата, воспользовавшись ситуацией, напал на резиденцию Хаммаила. Тот поднял всех оставшихся с ним людей на стены, обещая возглавить оборону, а сам попытался сбежать через тайный ход. Ход оказался не таким уж тайным, беднягу перехватили и убили вместе со всей семьей.
Бонифаций объявляет о намерении встретиться с Баатой. Матильда вспоминает Альдо; флиртует с Дьегарроном. Бонифаций ревнует.
Гайифа, Хамья
И снова в основном про политику. Корпус Капраса вышел-таки из Гайифы. Через день после отхода их догнали дальние родственники Каракисов - Капрас подозревает, что Баата отпустил их намеренно. Гирени наотрез отказалась возвращаться к брату - еще одна головная боль Капрасу. В дневном переходе от границы появляются еще Каракисы - да сколько ж их? - , на сей раз бегущие из Паоны. Подробностей о произошедшем в читателям не сообщают - сами должны помнить! - , но злокозненный Забардзакис больше ни одного циркуляра не составит, а у Гайифы новый император - Орест, он же Сервиллий Богоизбранный, Богохранимый, Богодарованный и четырежды Богоугодный (в дальнейшем это именование вызывает фейспалм у всех, кто его слышит)
мятеж в Олларии почти совпал с переворотом в Паоне. В тринадцатый день Летних Волн там начались беспорядки. Это неудивительно: к городу приближались мориски, и окру́га была наводнена беженцами. Дивин с семейством поспешно отбыл в загородную резиденцию, поручив город Военной коллегии и губернатору Карадасу, которые бунт успешно подавили.
Семнадцатого Летних Волн глава Военной коллегии Доверенный стратег Забардзакис приказал гвардии выступить навстречу морискам, но та отказалась. Гвардейские генералы объявили, что Паону надо защищать в Паоне, их поддержали вернувшийся в город третий из сыновей Дивина, Орест, и губернатор столицы.
Приказ Забардзакиса арестовать дезертиров обернулся мятежом, который перекинулся из гвардейских казарм на столицу и ее предместья. Начались погромы, однако основной удар пришелся на Военную коллегию, которую гвардейцы, горожане и беженцы, не сговариваясь, объявили виновницей всех нынешних бед.
Когда взбунтовалась гвардия... Забардзакис стянул верные ему войска к зданию Коллегии, тем самым ослабив кордоны в предместьях. В Паону хлынули беженцы, среди которых хватало солдат генерала Трастиса, брошенного столичными стратегами на произвол судьбы и разбитого морисками. Выжившие в резне хотели отомстить и отомстили. Защитников Коллегии частью повыкидывали из окон, частью загнали в архив и заживо сожгли вместе с бумагами. Пытавшегося скрыться Забардзакиса поймали и заставили съесть собственные приказы, после чего горло стратега залили расплавленным сургучом.
...О судьбе императорской фамилии достоверных сведений нет, но к вечеру следующего дня гвардейская верхушка опомнилась и возвела на престол Ореста, который и прежде заигрывал с армией. Сей достойный господин короновался под именем Сервилия Второго, и короновал его не кто иной, как новый Эсперадор Гаэций. До известных событий он был известен как кардинал Гайифский и Йернский Капитон. Присутствовавший на церемонии посол Ургота особо подчеркивает отсутствие в храме императорской родни и лиц, приближенных к Дивину и его старшему сыну.


Капрас и Ламброс переживают, как бы об их корпусе в суматохе не забыли. Но нет - вечером появляется курьер: морисков разбили и прогнали, Капрасу предписывается возрадоваться победе и без промедления вести корпус к столице, набрав по дороге рекрутов на два пехотных полка. Капрас дисциплинированно приказывает всем радоваться.
Сагранна, Бакрия.
Бонифаций ушел, Матильда любуется играющим на гитаре Дьегарроном. У Дьегаррона, оказывается, четверо братьев, у двоих есть сыновья, так что ему жениться вроде как необязательно, да и не на ком... Однажды я поторопился, потом стал опаздывать и опаздываю до сих пор... Ох, да неужели нет ни одной въедливой тетушки или невестки, которая сосватает ему хорошую девушку?
Возвращается Бонифаций - почуял неладное. Матильда уходит с ним. Супруги увлеченно ругаются. Бонифаций спрашивает, состояла ли Матильда в греховной связи с "агарисским еретиком".
— С кем, с кем? — нахмурилась принцесса. — У меня, чтоб ты знал, все, кроме Лаци и шада, были агарисскими, а еретик один ты!
Речь об Адриане, естественно - Бонифаций допытывается, не рассказывал ли он Матильде чего-то, в данной ситуации полезного
— Охоту он искал. — Матильда зачем-то пригладила кудри. — Осеннюю... Только не повезло ему, а вот... Эпинэ ее встретил, потому и до Талига в одну ночь добрался.
Глава 6.
400 год К. С. 13-й день Осенних Скал
Запалная Придда.
Руппи в дороге снова размышляет о судьбах нации, о Кальдмеере, о предстоящих переговорах. Не желая носить все в себе, делится с сопровождающим его палачем Киппе подробностями произошедшего в Эйнрехте. Тот в ответ гадает, кто ж взялся за такую грязную работу - небось лекаришка, из гильдии выпертый, а то и вовсе сапожник!, - и гордо рассказывает о нюансах своего ремесла, а также о случаях из практики:
...Вот помню, я еще в учениках ходил, взяли одного душегуба. Мало того, что старуху порешил и ограбил, так еще и сестрицу ее слабоумную топором хватил, а та, упокой ее Рассвет, в тягости была. Свидетелей не нашлось, на нас с мастером только и надеялись. Ничего, управились, все выложил!
А знак гильдейский я через благородного получил, что супругу задушил. Думал, изменяет она ему, а та чисто голубица была! Оклеветали бедняжку, ну а клевету злонамеренную доказать, кроме как через самоличное признание клеветника, никак нельзя. И ведь каким приличным казался...
Да, в Дриксен есть "Благословнный список" пыток, и отступать от него палачам нельзя, чай, не изуверы какие, а профессионалы. Орднунг, однако...
Один из едущих впереди драгун возвращается в сопровождении "фульгата".
Тарма
Арлетта беседует с мэтром Инголсом. Речь идет об исходе Посольской палаты. Арлетта знает лишь, что последняя покинула Олларию и жаждет подробностей. Скверна, как оказалось, коснулась всех, независимо от национальности, сословия и вероисповадания. Самыми бесноватыми при этом оказались агариссцы, а алаты держались лучше всех и испытывали неудержимое желание истреблять бесноватых.
Сложности, сударыня, возникли у всех. Быстрее прочих привели свои дела в порядок гаунау, более или менее успешно справились алаты и, как это ни странно, кагеты. Дриксенцы, норуэгцы и урготы потеряли до трети, главным образом секретарей и личной прислуги. Гайифцы, каданцы, фельпцы, ардорцы, улаппцы и кир-риакцы разделились примерно пополам, причем Кадана и Улапп лишились послов, а Гайифа — советника, временно сменившего покойного Гамбрина, что наводит на определенные и уже никому не нужные размышления о возможных причинах кончины почтенного конхессера. Агария, Бордон и Йерна проявили удивительное единодушие в помешательстве, причем нападение агарийцев на алатскую резиденцию стало последней каплей, вынудившей Глауберозе прибегнуть к принуждению. Карой со своими витязями, разрешив агарийское недоразумение, предпочел остаться в городе, с нами отправились лишь те, кто не мог держать саблю. Мне показалось, алаты испытывали неудержимое желание истреблять бесноватых. Остальные хотели либо бежать, как ваш покорный слуга, либо отсидеться, но Глауберозе вывел всех.
Арлетта предлагает Инголсу ознакомиться с имеющимися у нее документами.
Западная Придда
Командующий "фульгатами" капитан Уилер приглашает Руппи отужинать в трактире. Там Руппи знакомится с Селиной и находит ее необыкновенно похожей на свою мать. Селина тоже находит Руппи похожим на Рокэ Алву, правда, издали. Кот Маршал воспылал к Руппи той же страстью, что и Гудрун, и рвется из корзины к предмету вожделения. Мысли об одеколоне с экстрактом валерианы и вытяжкой желез половозрелой выхухоли отметем с негодованием - это все магия! Сам Руппи предполагает, что кошки западают на любимцев астэр.
Является Понси и пытается вызвать Уилера на дуэль. При этом он неадекватен настолько, что уже не смешно и стыдно читать. Селина, впрочем, бесноватости в нем не обнаруживает - просто придурок.
Глава 7.
400 год К. С. 14—17-й дни Осенних Скал
Бакрия, Хандава
Матильда и Бонифаций беседуют с Баатой в той самой беседке с обложки второго тома. Баата хлопает ресницами, строит из себя няшечку, а на прозрачный намек Матильды о том, что падать их этой беседки высоко, тут же открещивается - несчастный случай, брат ловил бабочку-фульгу и не удержался. - Все с тобой понятно, - думает Матильда и обещает не гоняться за бабочками - возраст не тот.
Баата рассказывает о происходящем в Паоне и предъявляет императорский манифест. Матильда возмущается именованием и гальтарской подписью нового императора. Также Баата сообщает, что гайифские чиновники просили его о посредничестве между ними и Бакной, но он отказался.
Гайифа, Кипара
Капрас по дороге в столицу встает на отдых в небольшом городке. Там, как известно Капрасу, живет опальный военачальник Сервиллий Турагис (да что ж у всех одинаковые имена-то?). Повидаться с ним Капрас не успевает, но пишет письмо, сообщая новости из столицы.
Является субгубернатор Кипары - губернатора похитили бакраны-, и чиновник из Мирикии. На последнего Агас советует обратить внимание - прибыл с большим эскортом. Выясняется, что на дорогах опасно - орудуют не только мориски и бакраны, но и шайки мародеров из числа беженцев. Капраса просят поехать в Мирикию.
Бакрия, Хандава
Матильда и глубоко беременная Этери кормят птиц в саду. Наглого зеленого дрозда с непроизносимым названием Матильда нарекает Карлионом. Этери расспрашивает о герцоге Алва. Матильда отмечает чрезмерный интерес будущей матери к убийце ее отца. В казарском семействе к убийцам ближайшей родни вообще относились с нежностью.
Снизу они видят, как в беседку поднимается визитер - с виду гайифский торговец. Еще двое ждут на площадке.
Гайифа, Кипара
Капрас получает ответ от Турагиса, впрочем, почти целиком отправляет его в огонь от греха подальше, оставив лишь полезные сведения о морисках - опальный военачальник не стесняется в выражениях в адрес нового императора. Сам же Капрас ничего против Сервиллия не имеет, пока тот бьет морисков. Левентис предлагает отослать Гирени, но Капрас пока не может ничего решить. Зато пытается избавиться от Пургата. Вот тоже персонаж, который непонятно зачем нужен, кроме как вызывать в читателе желание смущенно отвернуться.
Бакрия, Хандава
Матильда пытается распросить Этери о планах Бааты, но Лисичка переводит разговор. Благодарит за тергачиные перья - ни бакраны, ни бириссцы на тергачей не охотятся, а гостям кто запретит браконьерить - давно хотелось синее платье с оторочкой из черных перьев. Надеть, правда, случая не будет, но иметь приятно. Ну, неисповедимы пути автора, вдруг будет... Этери начинает рассказывать легенду о том, как появились тергачи, но ее прерывают. Давешний визитер с воплями беснуется на площадке, грозит беседке кулаком и вместе со спутниками начинает спускаться. Появляется отряд бириссцев, кидается на них и рубит в капусту. Психованному визитеру удается прорваться сквозь седунов, он перепрыгивает ограду и оказывается рядом с Матильдой и Этери. Женщин, впрочем, не трогает, а пытается убежать, но его убивают бакранские телохранители Этери. Ну и что это было?
Глава 8.
400 год К. С. 14-й день Осенних Скал
Альт-Вельдер
На кухне хватились ножа. Слуги беспокоятся, не взяла ли нож "она". Мэллит подбрасывает его обратно. Из разговоров слуг Мэллит узнает, что в замке живет неизвестная ей женщина, которая требует присмотра. Юлиана просвещает - речь идет о Габриэле, вдове Борн, сумасшедшей сестре Ирэны. Бедняжка сошла с ума, когда муж у нее на глазах застрелил старшего Савиньяка. Подлец, хоть бы в сердце бил или в голову, а он в живот! Или рука дрогнула?..Жену он тут же к отцу отправил, только она уже в мозговой горячке была. Болтали, будто это выдумка покойного Вальтера, который не хотел, чтобы его дочь допрашивали... Чушь, причем злобная! Герцог Ноймаринен вдову видел, он и устроил так, что ее под опеку семьи отдали, благо Борн не отпирался. Хоть на это совести хватило.. Мэллит считает Габриэлу опасной, Юлиана отмахивается.
Гёрле
Спойлерная сцена. Жермон Ариго, Ойген Райнштайнер и близнецы Савиньяки фехтуют. Жермон, стоя в паре с Лионелем, замечает, что угадывает его движения; одновременно то же самое замечает Лионель. Также он вспоминает, что вчера угадывал движения Ойгена. Эмиль ничего подобного не чувствует, а Райнштайнер говорит, что с некоторых пор они с Жермоном угадывают движения друг друга - он прежде считал это последствием обряда. Кроме того, Ойген чувствовал намерения Вальдеса, а Вальдес - его. Эмиль предлагает поменяться партнерами. Ничего особенного Жермон не чувствует, но им с Эмилем так и не удается задеть друг друга.
Райнштайнер делает вывод, что все они каким-то образом связаны и требует рассказать ему, что каждый из присутствующих видел во сне. Сам он ехал через заснеженный лес верхом на рыси; Лионель видел горы и отца; Эмиль говорит, что не видел ни гор, ни леса - брат предполагает, что ему снились дамы. Жермон не помнит сегодняшний сон, зато рассказывает о галлюцинации с ежиком Павсанием, и о том, как на Зимний Излом видел всадника.
Разговор прерывает теньент Кальперадо с докладом. Прибыл Давенпорт и привез сообщение о смерти фок Гирке.
Альт-Вельдер
Мэллит расспрашивает прислугу о Габриэле. Теперь она понимает, что это Габриэлла угрожала Валентину. Кроме того, Мэллит уверена, что Гирке тоже погубила Габриэла. К рассказам о занятиях магией она относится серьезно.
Мэллит поднимается на стену и сверху видит, как Габриэла в сопровождении служанки идет в парк. Служанка возвращается одна. Спустившись на кухню и убедившись, что до сумерек та за госпожой не пойдет, Мэллит бросается в погоню. Но Габриэла не одна - Мэллит слышит, как она разговаривает с сестрой. Гоганни решает не таиться и идет к ним. Габриэла то ли угрожает сестре, то ли просто бредит.
Эта девушка пришла и уйдет. С тобой останется пустота, потому что твое сердце заберу я. Ты будешь пуста, как колокол, и в тебя будет звонить боль..Твой муж мертв, твой брат умрет, остальные уйдут.
Ирэна уводит Мэллит. Она извиняется за сестру и уверяет, что та не несет опасности гостям Альт-Вельдера. Мэллит не следует волноваться за Юлиану - Валентин не пригласил бы их, если бы не был уверен, что они в безопасности. Ирэна также отрицает, что самому Валентину что-то угрожает, с ней самой "все уже произошло". Мэллит уверена, что Ирэна и Валентин недооценивают опасность. Она решает написать Райнштайнеру.
Глава 9.
400 год К. С. 17-й день Осенних Скал
Гайифа, Кипара
Вся глава про Капраса.
По пути в столицу Капрас снова останавливается на отдых в небольшом селении. Трактирщик уверяет его, что все хорошо и спокойно. Однако отдохнуть не получается - прилетает гонец от полковника Василиса с сообщением, что на местную мельницу напали разбойники. Маленькому сыну мельника удалось сбежать, он добрался до священника, а тот поспешил к солдатам за помощью. Захватить бандитов не удалось: те оказались хорошо вооружены и прочно засели на мельнице. Мельницу окружили и теперь ждут Капраса.
Капрас несколько в шоке - в родной Гайифе средь бела дня шляются вооруженные банды, да еще и имеют наглость оказывать сопротивление войскам! И почему молчат чиновники? Агас подтверждает, что до своего отъезда в Кагету о разбойниках не слышал.
К прибытию Капраса бандиты успевают убить троих драгун и нескольких ранить. Уйти по воде они не могут - есть всего одна лодка, кроме того, солдаты контролируют реку. Капрас посылает священника на переговоры. Ламброс присылает помощника с просьбой не начинать без него - он хочет опробовать пушки новой конструкции с облегченным лафетом. Дорога не кажется пригодной для пушек, но Ламброс в себе уверен.
Как и следовало ожидать, на увещевания священника грешники ответили пальбой. В ожидании пушек Капрас расспрашивает его о селении. До сегодняшнего дня тут действительно было спокойно, с охраной никто не ездит. Священник помнит только один страшный случай - работник этой самой мельницы два года назад проломил голову своему приятелю и сбежал. Говорят, стал вором.
Подходят пушки. При поддержке артиллерии солдаты начинают штурм. Большинство разбойников убито, пятерых берут живьем.
Из обитателей мельницы в живых осталась только одна девушка. Не изнасиловали... нет. Нос и уши отрубили. И руки. Обе, по локоть. Я перетянул как мог, клирика б ей...
— Я иду, — заторопился отец Ипполит, — иду!.
.
К несчастной отправляется священник; Капрас велит допросить и казнить уцелевший разбойников, те кроют его такими словами, что бывалый вояка едва сдерживается. Возвращается священник, на нем лица нет. Он умоляет добить несчастную девушку. Ламброс берет это на себя. Один из разбойников начинает кричать. — А че?! — вопил разбойник с разбитой рожей. — Че?! Сучон-ка поганая! Брезговала, да? Ну так ее сокровище при ей... Священник узнает в нем того самого беглого работника.
Капрас приказывает четвертовать его и распять на крыльях мельницы.
Глава 10.
400 год К. С. 17— 18-й дни Осенних Скал
Талиг, Гёрле
По распоряжению Райнштайнера Руппи переодевается талигойским офицером и идет поговорить с Оксхоллом. Для человека, который вдруг обнаружил себя избитым и под арестом, тот ведет себя вполне адекватно. Руппи расспрашивает его о "приступах". Оксхолл уверен, что ему кто-то подсыпал яд, провоцирующий вспышки бешенства. Несмотря на то, что собеседник ведет себя спокойно и дружелюбно, Руппи ощущает к нему несдерживаемую ненависть. Появляется Герард и зовет Руппи к Савиньяку. Упоминание Савиньяка вызывает у Оксхолла приступ - на людей он, правда, не кидается, только бранится. Руппи же дает выход ненависти - бьет Оксхолла в челюсть эфесом шпаги, выбивая ему зубы. Под аплодисменты охраны. Вот теперь Оксхолл в правда выглядит бесноватым - ну а кто бы не выглядел на его месте...
Руппи кажется, что он понял природу бесноватости: ... Они больше не боятся за свою шкуру, а Создателя они не боялись никогда. И еще они ненавидели: бесноватый фрошер — Савиньяков, Марге — кесарскую фамилию, Штарквиндов, Фельсенбургов, всех, кто выше, удачливей, смелее. Страх и ненависть уравновешивали друг друга, теперь одна чаша весов опустела.
Лионеля Савиньяка Руппи застает, вправляющим мозги Понси. Руппи решает сразу задать тон беседе и просит разрешения снять талигойский мундир.
- Держите себя в руках, Фельсенбург, в каноне слэша нет! - осаживает его Ли. Нет, конечно, он сказал по-другому, но Руппи притих и ограничился снятием перевязи.
Альт-Вельдер
Мэллит беседует с Юлианой. Та говорит о любви и семье. Появляется Ирэна с новостью - Валентин, Лионель Савиньяк, Райнштайнер и Ариго прибудут в течение двух-трех недель почтить память генерала Вейзеля. Меллит оставляет дам и уходит на улицу - ей нужно подумать. Она уверена, что Валентин отмахнется от предупреждения - он не верит в силу Габриэлы и недооценивает опасность. Мэллит принимает решение - Габриэлу надо убить.
Талиг, Гёрле
Савиньяк и Руппи развивают мысль о бесноватости. События в Олларии и Эйнрехте явно имеют одну природу.
— подумайте о тех, кто теряет не страх, а неверие в свои силы. В самом благополучном городе найдутся недовольные, которых прежде сдерживал здравый смысл, понимание того, что любые усилия бесполезны и у них ничего не выйдет. .... Поставьте себя на место какого-нибудь медика или законника, и прежде задумывавшегося о том, что в кесарии не все безупречно. Такой человек грабить и убивать кого попало не пойдет; он даже может подобным убийствам противиться, но когда всё вокруг встает дыбом, сложно устоять и не попробовать сделать то, что очень хочется и давно кажется нужным.
-Но ведь и я так и сделал, когда спас Кальднеера, - замечает Руппи. - Тебе можно, ты положительный, - успокаивает Савиньяк.
Руппи думает, как будет убеждать Бруно.
Альт-Вельдер
Мэллит ищет способ убить Габриэлу и не вызвать подозрений. Если истину удастся скрыть, смерть безумной будет таким же избавлением для близких, как смерть Ликелли, что не вставала со своего ложа шесть лет, проклиная тех, кто ее обмывал и кормил.
Ей снится кошмар о том, как она убивает Габриэлу хлебным ножом - посыпается, ощущая на руках кровь. Заглянувшая Юлиана толкует сон однозначно - пора расставаться с девственностью. Мэллит же думает о том, что нож не подходит - ударить так, чтобы было похоже на самоубийство и не замараться в крови она не сумеет. Также не подходит яд - местные растения она не знает, кроме того, за госпожой могут доесть слуги. Задушить не хватит сил. В конце концов Мэллит решает, что Габриэла должна погибнуть так же, как Гирке и служанка - утонуть.
Глава 11.
400 год К. С. 20-й день Осенних Скал
Альт-Вельтер
Юлиана замечает, что Мэллит нездоровится, сама же объясняет это духотой, вызывающей кошмары, и отправляет приемную дочь погулять. Мэллит идет в нижний парк у пруду осматривать будущее место убийства. Ей нужно придумать, как столкнуть Габриэлу в воду, избежав борьбы и криков. По наитию гоганни бросает в пруд серебряную застежку и просит помощи. Застежка уходит в воду, напомнив Мэллит плеснувшую рыбку, по ассоциации приходит решение - Меллит вспоминает, как на кухне глушат дубинкой живую рыбу перед тем, как выпотрошить. Габриэлу нужно подвести к воде и оглушить. Мэллит находит на берегу подходящее место - на другой стороне пруда, в шаге от берега, виднелись два валуна, точно две головы: дальняя, лысая и серая, и ближняя, пониже, едва прикрытая водой. Если пожелать взойти на второй камень, если поскользнуться на первом...
Принявшие в дар застежку не подводят - с этого момента Мэллит очень везет. На кухне скандал из-за сгоревшего хлеба, и ей удается взять колотушку для отбивания мяса и уйти незамеченной.
Мэллит пришивает к плащу петлю, чтобы незаметно подвесить колотушку и прячет все в пустующей спальне для прислуги.
За обедом Юлиана снова замечает, что Мэллит вся горит. Та жалуется на озноб; Юлиана трогает ей лоб, находит, что у Мэллит жар и велит принять сонный отвар и лечь. Мэллит уходит к себе и запирается. Дождавшись, пока Юлиана уснет, она вылезает через окно и осторожно, чтобы не увидели из окон, идет в сад.
Она не таится, дожидается Габриэлу и заводит разговор, а за разговором берет ее под руку и ведет к нужному месту. Понять, что говорит Габриэла, довольно трудно. Она рассказывает о том, как любила мужа и как семья обманывала ее, скрывая его смерть. Учит Мэллит никогда не прощать и мстить обидчикам. Когда Мэллит пытается сменить тему, Габриэла обижается и гонит ее. Мэллит извиняется. Напоследок Габриэла просит рассказать всем: Не стесняйся, я буду лишь рада, если узнают, что это я отомстила. Они говорят про судьбу, про войну, про случай... А это я. Я! Запомни это.
Потом обещает научить Мэллит тому, для чего сердце без надобности(магии?) и велит уйти.
Теперь она стоит в нужном месте, повернувшись к Мэллит спиной. Мэллит бьет ее колотушкой по голове, толкает в воду и притапливает. Теперь все выглядит так, будто Габриэла поскользнулась и ударилась головой о камень.
Мэллит возвращается к себе, прячет колотушку, выпивает сонный отвар и засыпает.
Часть вторая

запись создана: 26.05.2017 в 21:19

@темы: ОЭ, Рассвет

URL
Комментарии
2017-05-27 в 01:48 

m_kor
Пересказ:heart:
Простите за наглость, а вы всю первую часть планируете?

2017-05-27 в 09:24 

azura83
Свет мой, зеркальце, заткнись....
m_kor, да, постараюсь до конца. Надеюсь, до выхода новой книги домучаю :D

URL
2017-05-28 в 18:36 

m_kor
Спасибо! Понимаю, что половину деталей, когда сама читала, упустила, а перечитывать сил нет. А у вас кратко и очень информативно.
Особенно за Гайифу спасибо - разбираться во всей этой толпе Сервиллиев, Левентисов и Каракисов ужас же.

При этом он неадекватен настолько, что уже не смешно и стыдно читать.
Угу, и непонятно, зачём нужен. Сюжет он вроде пока нигде не двигал, а неадекватность уже такая, что сомневаешься в правдоподобности (он же не душевнобольным заявлен).

Ничего ведь, что я влезаю к вам в комментарии?

2017-05-28 в 20:16 

azura83
Свет мой, зеркальце, заткнись....
m_kor, да что вы, я очень рада!
А у вас кратко и очень информативно.
Спасибо, стараюсь!
разбираться во всей этой толпе Сервиллиев, Левентисов и Каракисов ужас же
Ага))) Сложность еще в том, что многое завязано на Полночь, а я ее почти не помню.

URL
2017-05-28 в 21:01 

Enco de Krev
Я твой ананакс (C)
Спасибо за короткий пересказ)

2017-05-28 в 21:07 

azura83
Свет мой, зеркальце, заткнись....
Enco de Krev, :goodgirl:
Надеюсь, смогу довести до конца.

URL
2017-05-28 в 21:29 

m_kor
azura83, Сложность еще в том, что многое завязано на Полночь, а я ее почти не помню.
Хм, вроде из гайифской линии в Полуночи только Хаммаил был (ну, и постоянно поминаемый добрым матерным словом Забардзакис, ну император, ясное дело, пару раз в письмах мелькал), но довольно большая часть имён совсем новая, нет?

И извините, сейчас что-то в глаза бросилось: оргнунт - это орднунг?

2017-05-28 в 21:40 

azura83
Свет мой, зеркальце, заткнись....
большая часть имён совсем новая, нет
Да, похоже на то. Спутники Капраса, кроме Ламброса, вроде раньше не попадались, поиском не нахожу, по крайней мере. Но описание мятежа в Паоне из Полуночи.
оргнунт - это орднунг?
Да, спасибо, поправила)

URL
2017-05-29 в 03:20 

Спасибо за пересказ!

2017-05-31 в 18:17 

m_kor
Новые главы! :inlove:
Диалоги Ли с Руппи особенно удачно вышли, а то серьёзно их воспринимать невыносимо.

2017-05-31 в 22:18 

azura83
Свет мой, зеркальце, заткнись....
EllaFitzgerald, вам спасибо, что читаете! :goodgirl:
m_kor, спасибо! Ну, как понимаю, так и пишу...:-D
Дальше в новом посте
azura83.diary.ru/p212908657.htm

URL
2017-06-01 в 18:07 

Isabelle80
Холодная вода, а месть как получится
Аааа! Вы герой, просто герой.
У меня была надежда попробовать почитать Рассвет в моем стиле, но я постыдно сломалась на Капрасе.
Спасибо за пересказ :red:

2017-06-01 в 18:25 

azura83
Свет мой, зеркальце, заткнись....
Isabelle80, а мне сейчас части Капраса кажутся самыми легкими для понимания и пересказа, по сравнению с остальным. Чувствую себя, как будто научную работу пишу :-D

URL
2017-06-02 в 00:00 

tesley
Наше вам с кисточкой!
Мэллит пришивает к плащу петлю, чтобы незаметно подвесить колотушку Вот это тоже тошнотворнейшим образом списано у Достоевского: Раскольников делал такую петлю для топора.

2017-06-03 в 20:03 

azura83
Свет мой, зеркальце, заткнись....
tesley, так она и обдумывает убийство в стиле Раскольникова.

URL
2017-06-04 в 01:03 

tesley
Наше вам с кисточкой!
azura83, боюсь, стилем Раскольникова у Камши и не пахнет. Для Раскольникова преступление – это доказательство самому себе, что он выше человеческой природы и заповеди "не убий". Мнимое, как тут же выясняется. А Камша проводит идею "спасительного" убийства, которое не только разрешено, но и всячески одобряется. Этакая заповедь "убий" в действии. Поэтому я и говорю, что тошнотворно.

   

А в нашем болоте..

главная